Ресторан джеральдина познера адрес

Ресторан джеральдина познера адрес

Новый ресторан: Geraldine на Остоженке

Владимир Познер и Александр Раппопорт представили обновленный ресторан Geraldine. Мы попросили их назвать опорные элементы концепции заведения.

Рассказываем о любимых блюдах Владимира Познера и о его маме Жеральдин, судьба и тонкий вкус которой послужили вдохновением для создания в ресторане особой атмосферы.

Ресторан Владимира Познера Geraldine был открыт еще в 2004 году и до недавнего времени существовал как небольшая уютная брассери в типично французском стиле, названная в честь матери телеведущего Жеральдин Познер. Француженка по происхождению, большую часть жизни она, однако, провела в Советском Союзе, но сумела привить своим сыновьям Владимиру и Павлу любовь к хорошему вину, вкусной еде, а также к тому, что встреча с друзьями за большим столом — это всегда удовольствие. Такой подход, конечно, не вписывался в советскую идеологию 50-60-х годов.

Почти за двенадцать лет существования Geraldine немного устарел, поэтому в 2017 году было решено вдохнуть в него новую жизнь. Для этого Владимир Познер обратился за помощью к своему давнему другу, ресторатору Александру Раппопорту. Мы встретились с ними за обедом и узнали подробности, касающиеся их совместного детища.

Александр Раппопорт: «Как только мне прислали первый эскиз, я отправил его Владимиру Владимировичу. На что получил ответ: „Если вам требуется мое одобрение, то вы его получили“. Так что в определенном смысле картбланш у меня уже был».

Владимир Познер: «Когда мы открыли ресторан в 2004 году, все хлопоты, связанные с его работой, взял на себя мой брат Павел. Мне совершенно некогда было заниматься этими вопросами, а он приезжал сюда каждый день не позднее полудня и уезжал в семь вечера. Но около года назад его не стало. Я управлять рестораном не могу, да и, честно говоря, не хочу: это не мое дело, мне по-прежнему некогда. Пришлось мучительно раздумывать, что делать. Закрывать ресторан было немного жалко, и я решил, что стоит попробовать договориться с кем-то о партнерстве. С Александром Леонидовичем мы знакомы довольно давно: я знаю его как прекрасного кулинара. Вернее, как тонкого гурмана. Я как-то был у него дома, когда он готовил, и это был поразительный ужин. Мы договорились о встрече, и я предложил ему заняться этим местом».

Брассери vs Ресторан

Владимир Познер: «Открыв ресторан, мы пытались точно воссоздать копию французской брассери, и, по-моему, нам это удалось. На тот момент это была чуть ли не единственная брассери в Москве. А сейчас заведение совершенно изменилось и стало рестораном — не сугубо французским, но французский дух в нем все же есть».

Александр Раппопорт: «В 2004 году Geraldine действительно был типичной французской брассери с классической французской едой. Сейчас на дворе 2017 год, в мире очень популярна новая концепция необистро, и нам она тоже понравилась. Если вы посмотрите на списки лучших ресторанов примерно десятилетней давности, окажется, что там очень мало французских заведений. К тому же повара из Франции были очень востребованы в других странах. Но лет семь-восемь назад они стали возвращаться из-за границы обратно. Собственно, формат необистро подразумевает объединение французских кулинарных техник с абсолютно космополитичной кухней. Мы тоже решили воплотить эту идею в жизнь: взяли за основу французские техники, но готовим блюда тайские, итальянские, китайские и так далее».

Зеленый мрамор и ботиночки из Бельгии

Александр Раппопорт: «Имя Жеральдин звучало как камертон при создании нового ресторана. Как вы знаете, семья Владимира Владимировича Познера приехала в Советский Союз в начале 50-х годов. Его мама была француженкой, и она как будто попала на другую планету. На входе в ресторан висит знаменитая фотоистория журнала Life за 1959 год, когда в Москву приехали манекенщицы и увидели типичные советские рынки. Судя по рассказам Владимира Владимировича, его мама чувствовала примерно то же самое. В атмосфере ресторана мы стремились воплотить представления о той эпохе. Во Франции 50-е, в отличие от, например, Америки, были временем сочетания позднего ар-деко с так называемым стилем mid-century, и мы старались четко следовать этой концепции: вся мебель в ресторане относится к 1955-1957 годам, люстры — реплики, созданные по черновикам тех лет. В интерьере мы используем разные интересные штучки. Например, столы обтянуты кожей маленькой такой фирмы Hermès: они используют ее для седел, а мы — для столов. Мрамор привезен из особых каменоломен — единственного места, где добывают именно зеленый мрамор. Фрески тоже выполнены в стиле той эпохи: стрекозы, цветы. Даже у официантов есть соответствующие детали в одежде — ботиночки 50-х годов, привезенные из Бельгии: все потертые, все одинаковые».

Владимир Познер: «Думаю, что маме бы понравилось. Мы пытались обустроить место со вкусом, а у моей мамы был тонкий, очень хороший вкус. И потом, она очень любила зеленый цвет».

Владимир Познер: «Моя мама много готовила, и еда была вкусной каждый день. Ее коронным блюдом, на мой взгляд, была нога барашка, а из десертов — шоколадный мусс.
Она научила нас с братом готовить их точно так же как и сама, c другими она тоже охотно делилась рецептом, правда, предусмотрительно „забывая“ один ингредиент».

Александр Раппопорт: «Когда мы работали над меню, я совершил ошибку, спросив Владимира Владимировича о любимых блюдах его детства. Услышав про ногу барашка, мы, конечно, захотели ее воспроизвести, чтобы сделать ему сюрприз. Вот только мы сделали томленую ногу, очень мягкую, а нога барашка, которую готовила мама Жеральдин, была запеченной в духовке и обладала куда более плотной текстурой. Пока что в меню стоит наша интерпретация блюда, а вот домашний вариант по рецепту Жеральдин предусмотрен скорее для банкетов или для компании — человек на шесть. Но мы точно попробуем его приготовить».

Владимир Познер: «Я думаю, не вся еда в новом ресторане понравилась бы маме, но меню получилось очень современным. Да и потом, домашняя еда в целом отличается от ресторанной, и это вполне естественно. Мне нравится то, что в итоге у нас получилось, и я сам с удовольствием ем многие блюда: и салат Цезарь с капустой кейл, и наш вариант Нисуаза, и салат из киноа. Земляничная страчателла — вообще удивительное блюдо, очень новое для меня. Еще есть карпаччо из артишоков, телячья печень, луковый суп, суп парфе, лопатка бычка, утка конфи. И настоящее объедение — лангустины!»

Александр Раппопорт: «Мы попытались уйти от консервативного французского меню и придерживаться формата neighborhood place — заведения, куда можно забежать на обед или на ужин. В меню мы соединили нестандартные решения и стали по-новому подавать традиционные блюда. Например, другую форму мы придали и Нисуазу. Многие мои приятели говорили, что скучают по тому Нисуазу, который едят в Ницце, в отличие от московского его делают не из обжаренного свежего тунца. Мы стали копать информацию, и выяснилось, что традиционно его готовят не из консервированного, конечно, а из тунца конфи, который томится шесть часов. Попробовали сделать также, это непросто, но, надеюсь, получилось не хуже.

Или, например, в ресторане Вольфганга Пака Spago на протяжении многих лет было популярным блюдо „Русская пицца“, которую подавали с красной и черной икрой. Мы решили пойти дальше и сделали похожее блюдо, только на индийской лепешке роти с луком конфи (все-таки мы ориентируемся на Францию), а сверху выложили красную икру. Выделить самые любимые блюда или блюда, которые станут безоговорочными хитами, мне сложно. Это все равно, что спросить у матери, кто ее любимый ребенок: я доволен меню целиком. Да, я опытный человек, у меня много ресторанов, но даже за день до открытия заведения я не знаю, какое блюдо будут буквально разрывать на части. Предугадать сложно. В любом случае, в новом меню „Жеральдин“ нет ни одного проходного блюда: каждое получилось таким, что как минимум один человек будет возвращаться в ресторан именно ради него».

Ресторан Geraldine / Жеральдин

Geraldine / Жеральдин - фотография № 1Geraldine / Жеральдин - фотография № 2Geraldine / Жеральдин - фотография № 3Geraldine / Жеральдин - фотография № 4Geraldine / Жеральдин - фотография № 5Geraldine / Жеральдин - фотография № 6Geraldine / Жеральдин - фотография № 7Geraldine / Жеральдин - фотография № 8Geraldine / Жеральдин - фотография № 9Geraldine / Жеральдин - фотография № 10

Ресторан «Жеральдин», а если быть точными, нео-бистро, как обозначили его формат создатели Александр Раппопорт и Владимир Познер — весьма любопытное и точно удачное явление в кулинарном мире столицы.

Каждый артист знает, что самое интересное — это импровизация, однако она должна быть очень хорошо подготовлена и основываться на качественном академизме. Именно такой подход угадывается в создании «Жеральдин». Интерьер, однозначно обращающий на себя внимание, главной идей которого выступает образ парижских бистро 50-х годов, создавался самым тщательнейшим образом талантливыми художниками. Мрамор везли специально из Италии, а ретро-мебель прибыла из разных стран Европы. Всё вместе гармонично собрали, отреставрировали, соединили и расположили, оставив место для современных деталей, не вносящих при этом диссонанса.

Гастрономические изыскания напоминают музыкальное произведение, доверенное талантливому маэстро, который способен провести основную тему — французскую, конечно, но добавляя в неё отступления и ноты и целые пассажи итальянские, китайские, испанские и тайские. Сохраняя классику в её самом строгом исполнении, добавив толику фантазии и лёгкости, приправив иронией, в ресторане остались верными традиции, и гурманов кулинарные импровизации не разочаруют.

Вина — исключительно от французских виноделов, среди которых лидируют известные и именитые, включая эксклюзивные напитки, но в тоже время есть возможность оценить предложения небольших хозяйств-производителей.

Всё вместе создаёт уникальное пространство, в котором одинаково комфортно провести деловую встречу за обедом или праздничный банкет, теплую семейную трапезу или романтический ужин для двоих.

Владимир Познер о себе и еде с пугающей откровенностью

Наш гастрономический обозреватель Владимир Гридин расспросил Владимира Познера о вкусах, культуре еды и любимых ресторанах.

Legion-Media

На Остоженке в новой версии заработал ресторан Geraldine. Открытый в 2004 году телеведущим Владимиром Познером как брассери, сейчас он превратился в необистро. Совладельцем проекта и автром концепции стал ресторатор Александр Раппопорт.

Семья Познеров приехала в СССР в 1952 году. Мать будущего журналиста Жеральдин Люттен после жизни в Париже, Вашингтоне и Берлине попала на другую планету. Она могла бы выглядеть как манекенщицы дома Dior, но ей пришлось бороться с тяготами быта и несправедливостью. Обновленный Geraldine — бонбоньерка, в которой, существуй машина времени, могла бы найти утешение любая женщина Страны Советов середины прошлого столетия. Винтажная мебель, люстра по эскизам конца декады, седельная кожа a la Hermès на столах, бархатные диваны в тон зеленому мрамору, гипсовые рельефы, даже форма официанток, обутых в одинаковые потертые ботинки – весь дизайн Geraldine говорит о Франции 50-х с сильным влиянием позднего ар-деко.

Вашей маме понравилось бы?

Думаю, что да. Мне кажется, что всё это сделано со вкусом. Мама в этом смысле была очень требовательной. И потом, она очень любила зеленый цвет. А по поводу еды были бы вопросы (Смеется.) Они и у меня есть по некоторым вещам. Еда ведь это такая сугубо индивидуальная вещь, каждому нравится свое. Попробовав целый ряд блюд, но, конечно, далеко не всё меню, я должен сказать, что это вкусно. Дома готовила всегда мама (и мы многие рецепты переняли у нее), и всегда было очень вкусно. Она готовила много. Коронными ее блюдами были баранья ножка и шоколадный мусс.

Мама всегда давала всем рецепт, «забыв» один ингредиент, так что повторить ее успех никто не мог.

Она научила меня и брата и готовить, и любить еду. И не только. Я начал пить вино в шесть лет, как это обычно делают дети во Франции, разбавленное водой, только красное, конечно, белое считается нездоровым.

Владимир Познер с супругой Надеждой Соловьевой

Что вы советуете есть в Geraldine?

Кейл-цезарь с томленым цыпленком, нисуаз с тунцом конфи, салат из киноа с овощами и жареными креветками очень мне нравятся из закусок. Просто зеленый салат — я это вообще обожаю. Земляничная страчателла – новое для меня блюдо и совершенно удивительное. Буррата просто первоклассная сама по себе, чего я не ожидал. И конечно, карпаччо из артишоков с боттаргой — я его очень люблю. Из теплых закусок очень вкусны телячья печень с крокетами из печеного картофеля и телячий язык с красным кускусом. Отлично готовят карбонару «Жеральдин», луковый суп и суп «Марсель» из пяти видов рыбы. Хотя я и не большой любитель рыбы, но у этого супа тончайший вкус. На горячее лопатка бычка, утка-конфи и выдающиеся антарктические лангустины – просто объедение.

Удается вам вести ресторанную жизнь, ходить куда-то, кроме Geraldine?

Мне давно нравится Semifreddo, мне нравится грузинский ресторана «Сахли», мне нравится Village Kitchen – нигде больше я не едал лучшего карского шашлыка, мне нравится Grand Cru, исключительные хинкали готовят в «Есть хинкали, пить вино». Мой личный рекорд хинкали однажды был 25 штук, больших.

В каких вы отношениях с вином?

Я его обожаю. Люблю и много пью, когда могу. Особенно бургундские с их тонкостью. И вообще я влюблен в процесс.

Я много бывал на виноградниках и с виноделами разговаривал. Поразительны все тонкости процесса. Вино ведь обижается на тебя за то, что его так долго держали в бутылке. Почему ему нужно дать подышать? Потому что его в плену держали. Ему там было плохо. В конце концов, его открыли, вылили, недовольное оно, ему нужно успокоиться, и тогда будет вкусно. Это целый мир, изумительнейший. Есть такой французский писать Ромен Роллан, он когда-то считался классиком. У него есть книжка «Кола Брюньон». Ее герой – крестьянин, он выращивал виноград. Там есть пассаж о вине. Я вам советую почитать, потому что это поэзия в высшем выражении по отношению к такому продукту. Это уже и не продукт даже, а часть жизни.

Замечаете ли вы, что за ушедшее время исчез какой-то близкий вам вкус? Жалеете ли об этом?

Мне кажется, вкус сохраняется в семьях. Я сожалею о другом. О том, как вообще изменилась жизнь. Во Франции всё еще сохраняется культура еды. Там люди идут обедать на полтора часа, они идут вкусно поесть и пообщаться, не то чтоб там побыстрее в себя что-то закинуть. Это не просто насыщение, но и удовольствие. Когда несколько лет назад какой-то француз взорвал «Макдональдс», я прямо аплодировал. Я понимаю, что это звучит, может быть, не очень хорошо, но это демонстрация уровня понимания еды.

Когда мама приглашала гостей – я уже жил отдельно – и я внезапно заходил к ним просто поздороваться и мама спрашивала «Ты голоден?», я всегда отвечал «Нет», потому что знал, что она готовит на определенное число гостей и за столом на восьмерых, например, девятому места нет. Это очень по-французски, совсем другая культура еды.

Мне представляется, что не бывает отдельно культуры еды. Это вообще часть общего развития. Восприятие, поведение, отношение – это всё через культуру вообще и культуру еды в частности.

Это часть общего состояния общества, некоторого отношения к окружающим, отношения к себе. Это создает лицо общества.

Там, где этой культуры нет или где она ограничена определенной социальной группой, это тоже очень видно. И это не только Россия, но и США, Германия, Китай, Латинская Америка.

Возникновение культуры еды, как и другой культуры, – длительный процесс. Есть в больших количествах фуагра, потому что это дорого и модно, это не культура еды. А вот понимать, что с чем и как – вот это культура еды, и это требует, на мой взгляд, три-четыре поколения. Потому что она возникает дома, в семье, там, где ты растешь, а не в ресторане. Ресторан лишь отражает эту культуру.

Владимир Познер и Александр Раппопорт открыли ресторан «Жеральдин»

Во дворике на Остоженке, до которого еще не добралась реновация, вновь открылось небольшое французское бистро «Жеральдин».

Братья Владимир и Павел Познер открыли бистро в 2004 году. Ресторан посвятили памяти матери Жеральдин, француженки, которая много лет назад привила сыновьям любовь к французской кухне. Брассери под управлением младшего брата Павла и благодаря известности старшего, Владимира, просуществовало 12 лет. Но в 2016 году Павла не стало.

Некоторое время назад Владимир Познер пригласил ресторатора Александра Раппопорта взять «Жеральдин» под свое управление. Всего за несколько месяцев в ресторан вдохнули новую жизнь.

Сейчас это элегантное бистро в стиле конца 1950-х и начала 1960-х годов. Новый образ «Жеральдин» создан из множества деталей, собранных по Европе, от мрамора и мебели до книг и журналов.

О совместной работе над проектом рассказывают оба партнера.

Александр Раппопорт: На месте чисто французской брассери мы решили создать заведение, формат которого можно охарактеризовать как необистро. Это заведение с идеологией и техниками французской кухни и абсолютно космополитичным подходом к гастрономии.

— Владимир Владимирович, вам вкусно?

Владимир Познер: Пока что я не все попробовал, но могу сказать – да, здесь вкусно.

АР: Одним из коронных блюд мамы Владимира Владимировича была Gigot d’agneau (нога ягненка). Поэтому мы решили сделать сюрприз и приготовить это блюдо в ресторане. Благо, что я от природы ловкий и смог увернуться, когда эта нога летела мне прямо в голову со столика Познера. Вообще Владимир Владимирович – человек прямолинейный и говорит всегда то, что думает. Поэтому, прежде чем задать вопрос или сделать что-то, стоит несколько раз подумать.

— Почему блюдо не получилось?

АР: Мы ногу ягненка тушили, а Жеральдин запекала ее в духовке. Дело в том, что готовить это блюдо в рамках ресторана невозможно, это скорее банкетное блюдо на большую компанию.

ВП: На шесть человек, как правило.

— Владимир Владимирович, как часто в вашем детстве приходили в дом гости?

ВП: Когда мама готовила, к нам приходили гости. Самое интересное, что всегда еды хватало именно на то количество людей, которые должны были прийти. У мамы получалось готовить так, что восемь человек наедятся от пуза, но уже девятому еды за столом не хватит.

— Это очень по-французски.

ВП: Совершенно верно, это особая культура еды.

— А что с культурой в бистро?

АР: Прежде чем запустить проект, Владимир Владимирович поставил перед нами три обязательных условия: сохранить название, оставить портрет матери и продолжить серию творческих вечеров.

На стол подают страчателлу с земляничным пюре, украшенную клубникой, бальзамической икрой и мятой, карпаччо из артишоков со спаржей и ботаргой и салат с киноа, креветками и овощами.

ВП: Творческие вечера мы запустим осенью.

— Как вы познакомились с Раппопортом?

ВП: С Александром Леонидовичем мы были знакомы давно. И я очень хорошо знал, какой он тонкий гурман. «Тонкий» в переносном смысле. Однажды мне посчастливилось побывать у него дома на ужине – это было просто фантастически. Поэтому у меня не было сомнений по поводу того, к кому обратиться за помощью в перезапуске «Жеральдин».

— Владимир Владимирович, а какие у вас любимые заведения г-на Раппопорта?

АР: Это из разряда вопросов, которые лучше не задавать. Владимир Владимирович, можете отвечать честно!

ВП: Пожалуй, «Воронеж».

Подают горячие закуски: роти с начинкой из сливочного сыра и лукового конфита с малосольным лососем и красной икрой, карамелизированную вяленую морковь, спринг-ролл с начинкой из краба с жареным луком и майонезом ким-чи и телячью печень в сливочном соусе с черными картофельными крокетами.

— Александр Леонидович, как часто вы собираетесь обновлять меню, вводить сезонные и специальные предложения?

АР: Никогда не говори «никогда», что называется. Ресторану пока неделя, поэтому мы не строим планов, а будем смотреть, что станет наиболее востребованным. Все будет зависеть от совпавших и не совпавших вкусов ресторатора и гостя.

— Как быстро вы ожидаете успеха «Жеральдин»?

АР: Я не из тех рестораторов, которые за день до открытия могут сказать, что новый проект сразу станет суперуспешным или же его надо будет выстраивать «по кирпичику» изо дня в день. К каждой детали ресторана я подходил с большой ответственностью – в меню нет ни одного проходного блюда, на каждое найдется свой гость, который будет приезжать за ним с окраины Москвы.

На горячее подают обжаренных лангустинов с зеленью и чесноком, томленые телячьи щечки с картофельным пюре с пастой из шпината и глазированной морковью, цыпленка «ПуйАрд» с рисом «Венера» и соусом из сладкой кукурузы и лопатку бычка с печеной свеклой, вяленой морковью и копченым картофелем.

— Расскажите про винную карту.

АР: Вино в «Жеральдин» исключительно французское – от классических позиций до биодинамических и органических вин.

ВП: Да и не только вина здесь из Франции – коньяки, арманьяки, джин и даже виски.

Завершают обед гаспаччо из черешни с ванильным мороженым и ореховым печеньем и бриошь с шоколадным муссом с грушей в шафране.

— Владимир Владимирович, вас, наверное, замучили дегустациями?

ВП: Помогает спорт. Как раз до нашей с вами встречи я тренировался полтора часа.

Звёзды шоу-бизнеса – владельцы ресторанов и кафе

Многие звёзды российского шоу-бизнеса пробуют себя в роли рестораторов и часто получается очень хорошо.

  • Ресторан Kaif Provenance. Моргенштерн

Большая Дмитровка, 13

scale_1200.jpg

В октябре прошлого года Моргенштерн и Эдуард Попов презентовали совместный проект на Большой Дмитровке. Напомним, Эдуард Попов известен фанатам автоблогинга как Янис Грек — один из участников YouTube-канала «Команда А» (1,7 млн подписчиков) и совладелец техцентра BMW имени себя в Москве.

Ресторан занимает последний этаж офисного здания. Найти быстро это заведение – дело не из простых, к тому же вывески на улице нет, на этаже также никаких опознавательных знаков.

Вечером в зале атмосферно: основная часть накрыта стеклянным куполом. В одном углу — кухня, в другом — бар, по центру — небольшой фонтан. На втором плане играет музыка, но не самого Моргенштерна, а по вечерам гостей развлекают фортепиано и саксофон.

Меню включает закуски, салаты, супы, горячее, римские пиццы и десерты — стандартный набор и ничего необычного. Однако цены выше среднего. Самое популярное блюдо — «Золотой бургер Kaif» (777 руб.) с эффектной подачей: блеск от пищевого золота и сладкий запах карамели.

  • Бистро She. Ксения Собчак

Большая Никитская, 15с1

b92ec180582e4f925d01838e41e01220.jpg

Блюда в wellness-бистро She ресторатора White Rabbit Бориса Зарькова и Ксении Собчак подаются в стиле MediterrAsian. Все позиции созданы вместе с искусственным интеллектом — шеф-поваром заведения Сашей Вайнер. У этого вымышленного персонажа есть лицо и голос, а также своя биография и даже аккаунт в Instagram.

За дизайн двухэтажного пространства на Большой Никитской отвечала Наталья Белоногова. На первом этаже — открытая кухня и raw-бар, на втором — бар и неаполитанская печь для пиццы. В интерьере используются стекло, бетон и дерево, а барные стулья, номерки, элементы формы официантов сделаны из переработанного пластика и сломанной мебели. Меню ресторана, кстати, распечатано на бумаге.

  • Ресторан «Тинатин». Тина Канделаки

Плющиха, 58стр1а

XXL.jpg

«Тинатин» – это совмещение аутентичной Грузии и современной Европы. В интерьере ресторана преобладают натуральный камень и дерево, на полу — грузинские ковры и уютные светлые диваны. Летом гостей ждет изобилие зелени и цветов, щебет птиц на веранде.

В меню — ароматные и пряные блюда кавказской кухни с мегрельским акцентом на любителя. Большинство приготовленных блюд исполнены по рецептам мамы Канделаки. Важное отличие «Тинатина» от других грузинских ресторанов состоит в том, что часть основных блюд готовится и подается на кеци – традиционной глиняной сковороде без ручки. Кеци раскрывает вкус кулинарных пристрастий кавказской кухни.

  • Необистро Geraldine. Владимир Познер

Остоженка, 27к2

restoran-zheraldin-geraldine-na-ulitse-ostozhenka_5b5ff_full-92423.jpg

Французское брассери «Жеральдин» братья Павел и Владимир Познеры открыли еще в далеком 2004 году. Когда в 2016 году не стало Павла Познера, Владимир Владимирович обратился за помощью к ресторатору и своему давнему другу Александру Раппопорту. До сих пор ресторан продолжает успешную работу.

Оттенки зеленого — любимого цвета матери братьев Познер — активно использованы в оформлении интерьера: бархатные и кожаные кресла, столы, мраморные панели. Основа меню — французские рецепты, всё остальное — смесь европейской, русской и азиатской кухни. Вина в ресторане — исключительно французские. Коньяки, арманьяки и кальвадосы, конечно же, тоже только из Франции. Некоторые позиции в меню приготовлены по рецептам знаменитой семьи.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock
detector