Приют домашний илоны броневицкой официальный

Приют домашний илоны броневицкой официальный

ПИТОМЦЫ ЗВЁЗД И ЗНАМЕНИТОСТЕЙ

Илона Броневицкая и ее подопечные

Эстрадной певице, актрисе, теле- и радиоведущей Илоне Броневицкой все по плечу. Сейчас она опекает приют для собак «Домашний», в котором царит по-настоящему домашняя атмосфера! С какими только трудностями не приходится сталкиваться, чтобы помочь бездомным животным, но Илона Александровна не отчаивается! О том, как она опекает собак, певица рассказала в интервью.

– Илона Александровна, Вы очень любите домашних животных. Какие питомцы были у Вас в детстве?
– Те, на которых я могла уговорить своих родственников. Мне рассказывал один человек, что в детстве он уговорил родителей только на клопов, которые у них и так были. Это, конечно, шутка. Я сначала «сломала» сопротивление на хомячков, потом у меня была морская свинка. Затем, в третьем классе, я начала издавать домашний журнал, который назывался «Собака». Там я размещала картины из Эрмитажа с изображениями собак, всяческие материалы о породах и юмор, касающийся четвероногих. На пятом номере мама принесла домой щенка карело-финской лайки, которого она купила на улице. Впоследствии оказалось, что это абсолютнейшая дворняга. Джерри – так мы ее назвали – прожила долгую и содержательную жизнь. Также я приносила домой голубей, которые запутались в нитках. Однажды нашла привязанную собаку и привела ее. К сожалению, она оказалась больна чумой и не выжила, потому что эту болезнь тогда не лечили.

– Как Вы считаете, если ребенок хочет иметь дома собаку, то родители вправе запрещать?

– Да, потому что за эту собаку будут нести ответственность взрослые. Поэтому родители должны оценивать меру своей занятости и возможность уделять время питомцу, если ребенок не будет заниматься им полностью. Это, конечно, хорошо, когда дети растут с животными, но быть для них полноценным хозяином ребенок не может. Если ребенок уже подрос и ходит с собакой на площадку, то это другой вопрос. Но все равно собака – это ответственность родителей.

– А какие породы собак Вам нравятся?

– У меня в приюте двести собак, из которых породистая на сегодняшний день только одна. Остальные метисы или просто классические дворняги. Дома у меня живут две породистые собаки, но я могу сказать, что с дворнягами легче. У всех пород есть свои особенности, о которых надо знать. Когда люди хотят симпатичную собачку, они должны выяснить, какие скрытые проблемы есть у этой породы. Если как следует поинтересоваться, то можно понять, что вы, может быть, такую собачку и не хотите. Поэтому мне все равно, какой породы собака. Для меня они все одинаковы.

– Как у Вас появилось желание помогать бездомным животным?

– Оно родилось вместе со мной.

– Вы опекаете приют для брошенных собак, а почему именно собаки?

– Этот приют был. Волей судьбы он оказался как-то нечаянно рядом с моим домом. И был уже заселен этими собаками. И, в общем, если бы там были кошки, я бы ничего против не имела. Но мне достался такой приют.

– А помогая дворнягам, с какими острыми проблемами Вы сталкиваетесь чаще всего?

– Главная проблема – это человеческая жестокость. Это то, с чем невозможно смириться. Чем больше ты видишь этой жестокости, тем сильнее возникает желание помогать беззащитным, причем это касается и людей тоже. В общем, несправедливость в жизни – это самое ужасное, что в ней есть.

– Приют наверняка отнимает много времени и требует денег. Зачем Вам все это нужно?

– Приют занимает столько времени, насколько хорошо в нем организована работа. И если в самом начале мне требовалось много сил для того, чтобы наладить все процессы, то сейчас я спокойна. Там работает замечательная команда. Наш приют называется «Домашний», и у нас абсолютно домашняя атмосфера: очень хорошие отношения между сотрудниками и у всех заинтересованный, ответственный подход к работе. Я им доверяю и поэтому сейчас могу уделять приюту уже меньше времени. Зачем мне это надо? Я не знаю, зачем нужно людям заниматься благотворительностью. Наверное, потому, что иначе жить невозможно. Пока в жизни есть жестокость, бессердечность, пока будут люди, которые творят такие кошмарные дела, всегда найдутся те, кто возьмет на себя труд ликвидировать последствия всего этого.

– А как Вы относитесь к действиям догхантеров?

– Это больные люди, которые реализуют свои болезни. В принципе, если бы им разрешили убивать людей, наверное, они бы делали это. Просто людей пока нельзя.

– Расскажите, в каких условиях находятся собаки в Вашем приюте?

– На сегодняшний день собаки живут в вольерах достаточно большой площади, примерно 15 квадратных метров. В них есть утепленная зимняя зона, в которой также стоит утепленная будка. В вольере могут находиться максимум четыре собаки. Условия у нас в приюте хорошие, это говорят все, кто приходит. Такой приют мне достался в наследство, и это не моя заслуга. Недавно сделали ремонт вольеров. Приют находится на территории сада. У нас хорошие отношения с организацией, которой принадлежит этот сад площадью четыре гектара. Часто приходят волонтеры, гуляют с собаками. Так что все нормально.

– Условия, конечно, важны, но ведь главное, чтобы собаки нашли свой дом. Что Вы для этого делаете?
– Для этого в Интернете работают люди. Мы есть во всех социальных сетях. Конечно, это дает возможность пристроить собак, но, к сожалению, приюты по-прежнему переполнены, и острота проблемы не снижается. Она в плоскости наших человеческих факторов. Люди, имеющие собак, спокойно их размножают, а щенков подчас выкидывают. Я вожу собак в Германию. Но это все не решит проблемы, пока люди у нас не поймут, что нельзя бездумно размножать животных и надо стерилизовать их. Сейчас эта проблема – крик отчаяния о том, что приютов скоро не хватит, невозможно бесконечно их строить. Надо переходить к решению проблемы за стенами приюта.

– А когда человек отдает Вам в приют собаку, пытаетесь ли Вы его как-то отговорить от этой затеи?
– Бывают случаи, когда действительно ничего сделать нельзя. Например, если хозяин погиб. Но отдают животных в приюты очень редко. Чаще туда попадают собаки, привязанные к дереву, валяющиеся где-то у дороги, сбитые машинами. То есть человек ее не отдавал в приют, а просто решил выкинуть из машины и уехать. Недавно дяденька просто пытался убить собаку, вешая ее за шею. К счастью, девушки увидели и не дали ему это сделать. Вот такой жестокости полно.

– Как Вы считаете, могут ли животные предсказывать беду, лечить людей?

– Hе знаю. Животные – это какая-то часть нашей жизни, без которой мы не можем. Потому что мы родились не в пустом пространстве, а окруженные морями, океанами, горами, птицами, рыбами, собаками. И с этой частью мы должны сосуществовать, потому что, если не будет животных, мы перестанем быть людьми. Животные нам нужны как некая необходимая составляющая.

– Может быть, в Вашем приюте была какая-то собака, которая оставила след в памяти?

– Была одна собака, которая спасла хозяев от пожара. Она ночью их разбудила, растолкала, и они все выскочили. Дом сгорел, а собаку выгнали. Такая простая логика: нет дома – зачем собака. Затем хозяева уехали, а собака попала к нам, прожила где-то года два в приюте. Очень трудно ее было пристроить, она немного странной наружности. Поэтому собака уехала в Германию, и там ее взял мальчик, который работает спасателем на воде. Она теперь ездит с ним на катере. Так что, если она уже решила быть спасателем, избавив своих хозяев от смерти на пожаре, то она им и стала. А вообще многие собаки спасают нас от жестокости и черствости.

– Знаете, некоторые считают, что люди, помогающие приютам, пытаются заработать на благотворительности…
– Безусловно, заработать, конечно, пытаются многие, но это не касается только приютов, не надо передергивать эту тему. Я знаю, что есть определенный сайт, на котором люди пытаются уложить на лопатки всех зоозащитников. Но, говоря об этом, мы почему-то забываем, что многие зарабатывают на детях, инвалидах и стариках. Любая благотворительность в руках нечестных людей может стать просто зарабатыванием денег. Так что какая разница, на чем зарабатывают подлецы. Они подлецы и есть. Надо им не позволять это делать. Но к нам приходят и волонтеры, и просто люди, которые вдруг поняли, что они хотят помочь животным. Я никогда не отказываюсь от их помощи, и мы безумно им благодарны, потому что, конечно, лечение собак в клинике – это очень дорого. Но я могу сказать, что у меня дружеские отношения с клиникой, ее руководством, врачами, и они нам очень большие скидки делают в лечении, при этом оказывая действительно компетентную помощь. Я благодарна им. Соответственно, если возникает какой-то случай, когда требуется дорогостоящая операция, подключаются люди в социальных сетях, переводят деньги. Это говорит о том, что у нас очень сердечные люди, и, делая вместе добро, я думаю, мы все-таки становимся людьми. И не важно, кому мы помогаем, потому что точно так же мы можем сплотиться, помогая и людям. Так что зачем говорить о плохом, когда можно говорить о хорошем?

– А чем каждый из нас может помочь?

– У меня сейчас на передержке находятся две послеоперационные собаки, которых я не смогла отдать в приют. У них сломаны ноги. Одну из собак зовут Рекс. Он пролежал больше недели сбитый у дороги, и какая-то милая, сердобольная женщина все это время кормила его. Потом она позвонила в приют. Вызвали такси, его забрали в клинику и прооперировали. У Рекса были застарелые переломы двух передних конечностей, передвигаться он абсолютно не мог. И сейчас он еще с конструкциями, со спицами у меня дома. И вторая такая же собачка, которая была подброшена в клинику. У нее уже сняли конструкции, она, конечно, еще хромает, но ходит. Веселая, с огромными ушами, зовут ее Ушаня. Обе собаки молодые, очень доброжелательные. Они перенесли все трудности лечения, им делали больно, а они все это терпели. Замечательные, хорошие собаки. Если мы найдем им хозяев, то это будет самое великое дело. В приют, конечно, я их не могу отдать, потому что они еще слишком слабые, лучше бы прямо в дом, к хозяевам.

– Есть ли у Вас какая-то счастливая история, связанная с приютом?

– У нас почти все истории счастливые. Смысл в том, что мы, казалось бы, занимаемся таким узким делом, а оказывается, ничего подобного! Мы дружим с общественной организацией матерей, у которых детки проблемные, инвалиды. Они к нам приезжают в гости. День защиты ребенка мы провели вместе. У нас был огромный автобус, полный детей. Мы играли, у нас был квест по саду, они там с собаками занимались. То есть любое доброе дело не может быть обособленным. Отдавая этих собак, мы встречаем разных людей, с некоторыми из них у нас остаются теплые отношения. Мы дружим с жителями деревень Костромской области. Там живет чудесная девушка Таня, которая тоже помогает собакам, также она помогает жителям своей деревни. Она опекает клуб. Таня прилагает усилия для того, чтобы безнадежную, очень тяжелую жизнь этих деревень превратить в человеческую, потому что у нее доброе сердце. То есть, занимаясь хорошим делом, обрастаешь «добрыми связями». А человеку, я думаю, в жизни больше ничего и не надо. Счастливые истории нашего приюта – это счастливая жизнь.

Выбери меня!

Сколько собачьих судеб удалось устроить здесь, в приюте «Домашний» («Выбери меня»), или хотя бы облегчить собачью долю, – не скажет никто. Такая статистика не ведётся. Но про тех бедолаг, которые попали сюда, можно сказать — им крупно повезло. Их здесь вылечат, накормят, постараются пристроить в надёжные руки. Дадут новое имя, поскольку старого попросту не знают, и оно станет пропуском в новую жизнь.

В том, что собаки оказываются в приютах, всегда виноваты люди, убеждена хозяйка приюта «Домашний», певица, советник губернатора Подмосковья Илона Броневицкая.

Овчарку, готовую разродиться, кто-то выгнал на улицу в Боровске в Калужской области. Её там повстречала Вероника, добровольная помощница приюта, привезла в приют. В январе под кустом замерзала маленькая чиахуа-хуа. Какой-то неравнодушный человек позвонил в приют, и эта кроха спаслась. Илона Броневицкая нашла брошенных щенков в Калуге. И вновь пополнился приют. Сейчас в нём примерно 200 собак. 200 искалеченных собачьих судеб. Есть вообще леденящие душу истории. У Белки на глазах расстреляли всех её щенков. Шарпея привезли перебитого, обмотанного колючей проволокой. По словам Ирины Веригиной, ветеринарного врача, кинолога, сотрудника приюта «Домашний», на нём не было живого места, просто кусок мяса. Эти собаки перестали доверять людям.

— Могут ли они опять поверить человеку? — интересуюсь я у Ирины Веригиной.

— Могут, но для этого человек должен приложить много усилий, — говорит Ирина Веригина. — Ведь собака любит именно вас просто так, вне зависимости от того, какая у вас зарплата, худой вы или толстый, красивый или не очень. От вас ей нужно только, чтобы вы её лишний раз погладили.

Собаки сидят в вольерах, но часто их выпускают погулять по территории. И территория, и собаки постоянно обрабатываются от клещей и блох. Всем обязательно делаются прививки от бешенства, инфекционных заболеваний. Приют сотрудничает с Видновской государственной ветлечебницей и ветлечебницей «Тровет» в Троицке. Их врачи не раз помогали приюту, за что им здесь очень благодарны. Недавно, например, «Тровет» спас овчарку, которая попала в аварию. Ей сделали сложную операцию, и пёс начинает уже ходить. Сейчас он живёт у добровольной помощницы приюта.

— Кто же эти добровольцы?

— Перечислять долго. Я даже не всегда знаю их фамилии. Основные – Ира, Даша, Маша, Вероника, Яна. С Яной приезжают и её друзья. Они выгуливают собак, вычёсывают. Но если надо что-то по хозяйству – тоже сделают. Забор, например, покрасили. Если нужно собаку куда отвезти, а машины нет, приедут и отвезут на своём транспорте.

— А часто люди берут собак домой из приюта?

— Не так часто, как хотелось бы. Примерно одну-три в месяц. Иногда вообще не берут. Зато пополняется приют активнее. Мы всегда с ужасом ждём окончания дачного сезона. Люди уезжают в город и избавляются от своих животных. А другие сердобольные люди, которые не могут пройти мимо брошенного пса, приводят их к нам.

— Содержать животных, полагаю, трудно. Кто-то помогает?

— Да, помогают две фирмы, которые производят корма для собак. Они привозят определённое количество мешков. Причём у одной мы выиграли это право, участвуя в выставке Российской кинологической федерации. Ещё одна фирма, которая изготавливает оборудование для дрессировки собак, подарила нам рукав, чтобы делать прививки отловленным бродячим собакам, оранжевые ошейники для стерилизованных сук, которых мы выпускаем впоследствии. Уже два года нам помогают читатели Центральной библиотеки в Видном. Они приносят в библиотеку пластиковые крышечки, ненужные одеяла и постельное бельё. Крышечки мы сдаём перерабатывающей фирме. На эти деньги закупаем корма. Удалось даже приобрести рентгенаппарат. А ветошь идёт на подстилки животным.

— Зачем вы выпускаете стерилизованных собак?

— Как правило, это «дикие» собаки, которые никогда не жили с человеком. Они сбиваются в стаи, «прописываются» у какой-то мусорной свалки, где есть чем поживиться. Но эти стаи могут плодиться чуть ли не в геометрической прогрессии, если всё пустить на самотёк. Самое правильное – стерилизовать сук, а потом выпускать их в прежнюю среду обитания. Во-первых, потому что приют не безразмерный. Во-вторых, на то же место придут другие собаки, и всё повторится сначала. А прежние «хозяева» места будут охранять его от всяких пришельцев, и увеличиваться стая уже не будет. Так мы уже «обезвредили» некоторые стаи в Видном и Булатникове, стерилизовав порядка ста собак за два года. Отловом собак занимаются знающие люди. Они осторожно усыпляют животных и привозят к нам. А недавно собака-сторож одной строительной фирмы в Расторгуеве принесла щенков. Сотрудники сбросились деньгами, привезли её на стерилизацию к нам, щенков пристроили.

— Приют участвует в каких-то акциях?

— Да, на выставках Российской кинологической федерации после показа породистых собак с питомцами приютов на подиум выходят известные артисты. Они рассказывают о своих спутниках и призывают людей брать животных из приютов. По сути, дворняги ничем не хуже породистых собратьев.

— А если кто-то решит взять собаку?

— Мы стараемся просто так не отдавать. Сначала просим человека заполнить анкету, беседуем. Если человек начинает задавать вопросы, много ли собака ест, много ли от неё шерсти, часто ли надо с ней гулять, — настораживаемся. Непонятно, для чего тогда этому человеку собака, если его пугают такие вот сложности. Считаю идеальным вариант, когда человек приезжает сюда, гуляет с собакой, общается с ней, присматривается. Когда ведёшь собаку на поводке, начинаешь лучше понимать её характер. Когда человек тратит своё время на неё, значит, она ему действительно нужна.

— Как выбирать собаку?

— Это зависит от того, что вы от неё хотите. Собаки бывают пользовательные и декоративные. Первые – это защитники, охотники, спасатели, поводыри, ищейки. Вторые – просто домашние любимцы. Соответственно, и психология собак разная. Если у хозяина и собаки разные характеры – значит, будут проблемы, которые доведут собаку до приюта. В случае же совпадения хозяин и собака становятся похожи и по привычкам и даже внешне. Помню, когда мой знакомый садился на диван и вздыхал, то собака тоже клала лапу на лапу и точно так же вздыхала.

Добровольные помощники наведываются к тем людям, которые взяли у нас собак, смотрят, в каких условиях животные содержатся. Если всё плохо – собаку забираем назад. За два года двух собак по этой причине забрали.

— Знаете ли вы собаку из приюта со счастливой собачьей судьбой?

— Смотря что иметь в виду. Это если у собаки есть миска, а в ней сосиска? Был у нас пёс Янек. Назвали мы его так потому, что он в январе к нам попал. Так вот, сейчас он живёт у двух любящих его женщин, и они его очень балуют. Пёс раскормлен. Но, кажется, ему это нравится. Счастье ли это.

В вольерах сидят разные собаки – большие и маленькие, породистые и дворняги. Но ни один приют никогда не заменит настоящего дома. И каждая собака ждёт, что придёт кто-то, положит руку на её голову, погладит, посмотрит в печальные собачьи глаза и скажет: «Пойдём со мной».

О приюте можно узнать на сайте www.takedog.ru .

Если вы хотите взять животное из приюта, позвоните по тел.: 8(905)5321236 или 8(916)3833844 (с 11 до 19 часов).

В Воронеже прошел круглый стол с участием телеведущей и зоозащитницы Илоны Броневицкой

30.04.2021 В администрации города прошел круглый стол «Актуальные вопросы организации мероприятий по регулированию численности животных без владельцев и работы городских приютов для животных» под руководством заместителя главы города Людмилы Бородиной.

В нем приняла участие известная певица, телеведущая и зоозащитница Илона Броневицкая.

Илона Александровна руководит приютом для животных в Ленинском районе Подмосковья. Также она советник губернатора Московской области на общественных началах по вопросам урегулирования численности бездомных животных и гуманного к ним отношения.

Таким образом, опыт Илоны Броневицкой может быть востребован в Воронеже, где проблема безнадзорных животных, надо это признать, существует не первый год.

В круглом столе участвовали сотрудники администрации города и правительства области, представители бизнеса, волонтерских организаций. Среди гостей был также руководитель самого крупного в Воронеже приюта для собак «Дора». Кроме того, по видеосвязи были подключены представители районов Воронежской области, которые могли задавать вопросы.

Другим примером стала работа фонда «Право на жизнь», объединившим неравнодушных людей. Его представитель Татьяна Муравлева рассказала о той помощи, которую оказывают волонтеры оказавшимся в беде животным.

Людмила Бородина рассказала в целом о ситуации, сложившейся в Воронеже, отметив при этом, что основная цель не в том, чтобы уничтожить бездомных собак, а создать условия, чтобы люди и животные могли комфортно сосуществовать. Далее Людмила Викторовна передала слово Илоне Броневицкой, добавив:

Далее она, впрочем, отметила, что сказанное касалось развития сети частных приютов, а муниципалитету, конечно, удобнее строить единый центр.

О своих трудностях рассказали также приглашенные гости. Так, руководитель приюта для собак «Дора» Юрий Шамарин поведал о проблемах, с которыми ежедневно приходится сталкиваться, чтобы содержать около тысячи питомцев. На что получил от приглашенного эксперта ряд рекомендаций, выполнение которых поможет привлечь внимание неравнодушных людей и заработать на содержание приюта реальные деньги. Зарабатывать, например, можно занимаясь отловом собак. А привлекать волонтеров и инвесторов посредством сети Интернет. Для этого нужно грамотно рассказывать о своей работе в социальных сетях. Кстати, уже на круглом столе к «Доре» проявили интерес присутствующие на круглом столе представители бизнеса.

Отдельно обсудили ситуацию за рубежом. Например, в Великобритании считается хорошим тоном брать питомцев из приюта. Аналогичная ситуация в Германии. Но это сложилось не сразу, предшествовала длительная работа. В России тоже сознание людей поворачивается в эту сторону: люди стали чаще обращаться в приюты, чтобы выбрать себе четвероногого спутника.

Илона Броневицкая также подчеркнула, что в агрессивном поведении уличных собак виноваты прежде всего люди. Часто они провоцируют агрессию напрямую. Иногда создают неблагоприятные ситуации, прикармливая животных возле школ или у детских площадок.

Илона Броневицкая: «Собаки спасают нас от чёрствости…»

Нашего сегодняшнего собеседника многие знают как певицу, актрису, теле- и радио-ведущую. Однако Илона Броневицкая ещё и хозяйка приюта для бездомных собак «Домашний»: 200 приютских собак, небольшой штат сотрудников и группа волонтеров. Проблема бездомных животных — острейшая и очень болезненная проблема нашей жизни. Проблема, от решения которой напрямую зависят жизни живых существ. Дружба РГБМ и приюта «Домашний» началась с одной встречи в экоклубе «Пространство», посвящённой проблеме бездомных животных. Тогда на огонёк к нам заглянула и Илона Александровна. Поговорили, обсудили и решили запустить цикл встреч, подробно разбирая сложности взаимоотношений нашего общества к четвероногим друзьям. Сегодня Илона Броневицкая — член редколлегии нашего журнала, сотрудники библиотеки регулярно волонтёрят в её приюте, а в акции «Библионочь» волонтёры рассказывали о собаках, о приюте, обращая внимание всех участников акции, что маленькой помощи не бывает, когда речь идет о помощи преданным и искренним братьям нашим меньшим.

— Как давно вы занимаетесь проблемой бездомных животных?

— Проблемами животных люди занимаются, как правило, с самого детства, когда вы, например, притаскиваете домой собак, а родители не знают, что с этим делать, как реагировать, но в конечном итоге соглашаются. Кто-то с этим рождается, а кто-то проходит мимо этой темы. Люди добрые и хорошие, я думаю, мимо проблемы бездомных животных пройти не смогут. Это не значит, что я добрая и хорошая, просто у меня были хорошие родители.

— Как был основан приют для собак «Домашний»?

— Приют для собак «Домашний» — это реализация моей мечты. Я жила в своём Ленинском районе Московской области и мечтала, видя, как у нас плохо с бездомными животными, что вот они носятся «тудым-судым» и надо ведь что-то с этим делать. Мне очень хотелось открыть приют для них. А мечта, как известно, материальна. Тут и выяснилось, что у нас в районе уже есть приют, нуждающийся в помощи. Буквально в пяти минутах от моего дома. Вот к нему я и «прильнула». И уже лет семь я там, это мое хозяйство, это мои собаки, и каждую из них я знаю по имени.

— Это ведь частный приют. Где вы находите средства на его содержание?

— Частный приют — это приют, который содержат люди за свои деньги, отдавая себе отчёт в том, во сколько это «удовольствие» обходится. Сейчас многие частные приюты взывают к помощи, рвут на себе волосы: «Помогите нам, у нас частный приют, у нас нет денег!». Хочется их спросить: а на что вы, дорогие мои, рассчитывали? Вы ведь отдавали себе отчёт в том, что это будут серьёзные траты денег.

Наш приют существует на мои деньги. Где я нахожу их? Зарабатываю. Пока есть такое право у артистов зарабатывать чуть больше, чем другим, и я имею возможность тратить эти деньги. Но мне помогает, например, компания «Нестле», за что этим людям нижайший поклон и большое спасибо! Мне помогают некоторые добрые люди, которые безвозмездно отдают в приют просроченные мясные продукты. Огромное им спасибо за это! Всегда, когда речь заходит о помощи, люди, как правило, идут на уступки, помогают либо бесплатно, либо со скидками. У нас очень хорошие, добрые люди. Вот и получается, что частный приют это вроде не так сложно (смеётся).

— Как в ваш приют попадают собаки? И какова их дальнейшая судьба?

Ну, тут позвонили, там сказали. Иногда звонят волонтеры, звонят какие-то случайные люди. Мы всегда реагируем. Почему не взять собаку в приют? У нас всем есть место, а если даже в настоящий момент и нет, то всё равно найдём.

Скажем, звонит человек: «Я хочу отдать собаку». Мы никогда не ответим ему: «Ах ты, нехороший человек, не возьмём твоего пса». Мы не осуждаем хозяина, наша задача — помочь собаке обрести новый дом. У меня, наверное, такое «хроническое заболевание»: я не могу отказать… Или, например, умер хозяин, его сестра взяла, да и выгнала собаку на улицу, а ей, собаке той, сломали ноги у подъезда… Много, много разных историй. Много очень пронзительных…

— Сегодня активно развивается волонтёрское движение. Вы работаете с волонтёрами?

— Если жизнь приюта — это живой организм, у которого есть руки, ноги, голова, то волонтёры — это его сердце. Это тепло, это любовь. Это люди, которые связаны с приютом только этой любовью. Это то, что делает жизнь наших животных, которые большую часть времени по сути проводят всё-таки за решеткой, более осмысленной. И они верят, что их заберут, и они знают, что их любят. Поэтому волонтеры — это наши ангелы, это люди, о которых можно говорить бесконечно. Самый низкий поклон им.

— А как часто забирают собак из приюта?

— Пристраивается, я думаю, в среднем несколько собак в месяц. Мы не имеем возможности брать в приют абсолютно всех собак, берём только тех, которые могут быть пристроены.

Когда приют только начинался, удавалось пристроить две-три собаки в неделю, а щенков так и вовсе всех сразу. Сегодня приюты работают в основном через соцсети. В этом есть свои плюсы и минусы. Наши собаки пристраиваются не только в Москве, они нашли новых хозяев в Нью-Йорке, Челябинске, Риге, Махачкале… В этом деле мне очень помогают артисты. Нередко, отправляясь на гастроли, забирают с собой и какую-нибудь псину.

— А как вы думаете, почему люди берут собак из приютов — беспородных, иногда покалеченных, со сложной судьбой, предпочитая их породистым щенкам? Можно нарисовать психологический портрет этих людей?

— Собак действительно у нас берут достаточно часто. Огромный плюс от работы: ты тратишь силы, финансы и время на содержание приюта, но ты встречаешь много хороших, очень позитивно настроенных людей — с хорошим образованием и кругозором, системой ценностей, в которую включены милосердие и чёткое понимание, что главное не брэнд, не обёртка… А собаки же они как люди, у каждого свой характер. Из десяти ротвейлеров не будет десяти с одинаковым характером. Собака из приюта — это ситуация, когда «они встретились и полюбили друг друга», и это надо понимать. Конечно, встречаются и те, кто хочет взять собаку из приюта лишь потому, что это бесплатно. С такими мы стараемся не общаться. Вообще же, всё то хорошее и доброе, с чем я сталкиваюсь последнее время в окружающем нас жестокосердии, так или иначе связано с этим людьми, которые забирают из приюта собак. И с ними у нас поддерживаются дружеские отношения и потом. Собаки «остаются за кадром», а остаётся доброе общение и понимание того, что в нашей стране самые лучшие люди.

— А есть истории, которые особенно запомнились?

Историй много, но расскажу одну. В деревенском доме ночью начался пожар, собака разбудила хозяев, они успели выбежать на улицу до того, как дом сгорел. И что же дальше? Хозяева переехали, а собаку «за ненадобностью» просто выгнали, дескать охранять-то теперь нечего. Я разговаривала с этими людьми. Они так и сказали: «Нет возможности теперь держать пса, зачем он нам?» А пёс симпатичный — тигрового окраса, с бойцовскими корнями, гладкошерстный с большой мордой. Нам удалось его пристроить в Германию. Взял его парнишка, который работает спасателем на воде. И вот однажды нам присылают из Германии фотографию: наша Тигра сидит в какой-то оранжевой портупее на катере, вокруг мужчины в жилетах, и все с очень важными лицами — объезжают свои водные владения в поисках тех, кому может понадобиться их помощь. Вот и получается: наша Тигра спасла когда-то своих хозяев и, имея это «жизненное предназначение», уехала в Германию, где снова спасает людей… А вообще, собаки и в самом деле спасают людей — от чёрствости, от закрытости душевной, да и от многих других бед, которые неожиданно на нас наползают, когда мы слишком уж тонем в тщетных заботах… Ну, а если не философствовать, то даже просто погулять два раза в день или пробежаться с собакой — это большое благо, такая совместная физкультура на свежем воздухе будет полезна обоим.

Facebook

Эстрадной певице, актрисе, теле- и радиоведущей Илоне Броневицкой все по плечу. Сейчас она опекает приют для собак «Домашний», в котором царит по-настоящему домашняя атмосфера! С какими только трудностями не приходится сталкиваться, чтобы помочь бездомным животным, но Илона Александровна не отчаивается! О том, как она опекает собак, певица рассказала в интервью журналу «Друг».

– Илона Александровна, Вы очень любите домашних животных. Какие питомцы были у Вас в детстве?
– Те, на которых я могла уговорить своих родственников. Мне рассказывал один человек, что в детстве он уговорил родителей только на клопов, которые у них и так были. Это, конечно, шутка. Я сначала «сломала» сопротивление на хомячков, потом у меня была морская свинка. Затем, в третьем классе, я начала издавать домашний журнал, который назывался «Собака». Там я размещала картины из Эрмитажа с изображениями собак, всяческие материалы о породах и юмор, касающийся четвероногих. На пятом номере мама принесла домой щенка карело-финской лайки, которого она купила на улице. Впоследствии оказалось, что это абсолютнейшая дворняга. Джерри – так мы ее назвали – прожила долгую и содержательную жизнь. Также я приносила домой голубей, которые запутались в нитках. Однажды нашла привязанную собаку и привела ее. К сожалению, она оказалась больна чумой и не выжила, потому что эту болезнь тогда не лечили.

– Как Вы считаете, если ребенок хочет иметь дома собаку, то родители вправе запрещать?
– Да, потому что за эту собаку будут нести ответственность взрослые. Поэтому родители должны оценивать меру своей занятости и возможность уделять время питомцу, если ребенок не будет заниматься им полностью. Это, конечно, хорошо, когда дети растут с животными, но быть для них полноценным хозяином ребенок не может. Если ребенок уже подрос и ходит с собакой на площадку, то это другой вопрос. Но все равно собака – это ответственность родителей.

– А какие породы собак Вам нравятся?
– У меня в приюте двести собак, из которых породистая на сегодняшний день только одна. Остальные метисы или просто классические дворняги. Дома у меня живут две породистые собаки, но я могу сказать, что с дворнягами легче. У всех пород есть свои особенности, о которых надо знать. Когда люди хотят симпатичную собачку, они должны выяснить, какие скрытые проблемы есть у этой породы. Если как следует поинтересоваться, то можно понять, что вы, может быть, такую собачку и не хотите. Поэтому мне все равно, какой породы собака. Для меня они все одинаковы.

– Как у Вас появилось желание помогать бездомным животным?
– Оно родилось вместе со мной.

– Вы опекаете приют для брошенных собак, а почему именно собаки?
– Этот приют был. Волей судьбы он оказался как-то нечаянно рядом с моим домом. И был уже заселен этими собаками. И, в общем, если бы там были кошки, я бы ничего против не имела. Но мне достался такой приют.

– А помогая дворнягам, с какими острыми проблемами Вы сталкиваетесь чаще всего?
– Главная проблема – это человеческая жестокость. Это то, с чем невозможно смириться. Чем больше ты видишь этой жестокости, тем сильнее возникает желание помогать беззащитным, причем это касается и людей тоже. В общем, несправедливость в жизни – это самое ужасное, что в ней есть.

– Приют наверняка отнимает много времени и требует денег. Зачем Вам все это нужно?
– Приют занимает столько времени, насколько хорошо в нем организована работа. И если в самом начале мне требовалось много сил для того, чтобы наладить все процессы, то сейчас я спокойна. Там работает замечательная команда. Наш приют называется «Домашний», и у нас абсолютно домашняя атмосфера: очень хорошие отношения между сотрудниками и у всех заинтересованный, ответственный подход к работе. Я им доверяю и поэтому сейчас могу уделять приюту уже меньше времени. Зачем мне это надо? Я не знаю, зачем нужно людям заниматься благотворительностью. Наверное, потому, что иначе жить невозможно. Пока в жизни есть жестокость, бессердечность, пока будут люди, которые творят такие кошмарные дела, всегда найдутся те, кто возьмет на себя труд ликвидировать последствия всего этого.

– А как Вы относитесь к действиям догхантеров?
– Это больные люди, которые реализуют свои болезни. В принципе, если бы им разрешили убивать людей, наверное, они бы делали это. Просто людей пока нельзя.

– Расскажите, в каких условиях находятся собаки в Вашем приюте?
– На сегодняшний день собаки живут в вольерах достаточно большой площади, примерно 15 квадратных метров. В них есть утепленная зимняя зона, в которой также стоит утепленная будка. В вольере могут находиться максимум четыре собаки. Условия у нас в приюте хорошие, это говорят все, кто приходит. Такой приют мне достался в наследство, и это не моя заслуга. Недавно сделали ремонт вольеров. Приют находится на территории сада. У нас хорошие отношения с организацией, которой принадлежит этот сад площадью четыре гектара. Часто приходят волонтеры, гуляют с собаками. Так что все нормально.

– Условия, конечно, важны, но ведь главное, чтобы собаки нашли свой дом. Что Вы для этого делаете?
– Для этого в Интернете работают люди. Мы есть во всех социальных сетях. Конечно, это дает возможность пристроить собак, но, к сожалению, приюты по-прежнему переполнены и острота проблемы не снижается. Она в плоскости наших человеческих факторов. Люди, имеющие собак, спокойно их размножают, а щенков подчас выкидывают. Я вожу собак в Германию. Но это все не решит проблемы, пока люди у нас не поймут, что нельзя бездумно размножать животных и надо стерилизовать их. Сейчас эта проблема – крик отчаяния о том, что приютов скоро не хватит, невозможно бесконечно их строить. Надо переходить к решению проблемы за стенами приюта.

– А когда человек отдает Вам в приют собаку, пытаетесь ли Вы его как-то отговорить от этой затеи?
– Бывают случаи, когда действительно ничего сделать нельзя. Например, если хозяин погиб. Но отдают животных в приюты очень редко. Чаще туда попадают собаки, привязанные к дереву, валяющиеся где-то у дороги, сбитые машинами. То есть человек ее не отдавал в приют, а просто решил выкинуть из машины и уехать. Недавно дяденька просто пытался убить собаку, вешая ее за шею. К счастью, девушки увидели и не дали ему это сделать. Вот такой жестокости полно.

– Как Вы считаете, могут ли животные предсказывать беду, лечить людей?
– Hе знаю. Животные – это какая-то часть нашей жизни, без которой мы не можем. Потому что мы родились не в пустом пространстве, а окруженные морями, океанами, горами, птицами, рыбами, собаками. И с этой частью мы должны сосуществовать, потому что, если не будет животных, мы перестанем быть людьми. Животные нам нужны как некая необходимая составляющая.

– Может быть, в Вашем приюте была какая-то собака, которая оставила след в памяти?
– Была одна собака, которая спасла хозяев от пожара. Она ночью их разбудила, растолкала, и они все выскочили. Дом сгорел, а собаку выгнали. Такая простая логика: нет дома – зачем собака. Затем хозяева уехали, а собака попала к нам, прожила где-то года два в приюте. Очень трудно ее было пристроить, она немного странной наружности. Поэтому собака уехала в Германию, и там ее взял мальчик, который работает спасателем на воде. Она теперь ездит с ним на катере. Так что, если она уже решила быть спасателем, избавив своих хозяев от смерти на пожаре, то она им и стала. А вообще многие собаки спасают нас от жестокости и черствости.

– Знаете, некоторые считают, что люди, помогающие приютам, пытаются заработать на благотворительности…
– Безусловно, заработать, конечно, пытаются многие, но это не касается только приютов, не надо передергивать эту тему. Я знаю, что есть определенный сайт, на котором люди пытаются уложить на лопатки всех зоозащитников. Но, говоря об этом, мы почему-то забываем, что многие зарабатывают на детях, инвалидах и стариках. Любая благотворительность в руках нечестных людей может стать просто зарабатыванием денег. Так что какая разница, на чем зарабатывают подлецы. Они подлецы и есть. Надо им не позволять это делать. Но к нам приходят и волонтеры, и просто люди, которые вдруг поняли, что они хотят помочь животным. Я никогда не отказываюсь от их помощи, и мы безумно им благодарны, потому что, конечно, лечение собак в клинике – это очень дорого. Но я могу сказать, что у меня дружеские отношения с клиникой, ее руководством, врачами, и они нам очень большие скидки делают в лечении, при этом оказывая действительно компетентную помощь. Я благодарна им. Соответственно, если возникает какой-то случай, когда требуется дорогостоящая операция, подключаются люди в социальных сетях, переводят деньги. Это говорит о том, что у нас очень сердечные люди, и, делая вместе добро, я думаю, мы все-таки становимся людьми. И не важно, кому мы помогаем, потому что точно так же мы можем сплотиться, помогая и людям. Так что зачем говорить о плохом, когда можно говорить о хорошем?

– А чем каждый из нас может помочь?
– У меня сейчас на передержке находятся две послеоперационные собаки, которых я не смогла отдать в приют. У них сломаны ноги. Одну из собак зовут Рекс. Он пролежал больше недели сбитый у дороги, и какая-то милая, сердобольная женщина все это время кормила его. Потом она позвонила в приют. Вызвали такси, его забрали в клинику и прооперировали. У Рекса были застарелые переломы двух передних конечностей, передвигаться он абсолютно не мог. И сейчас он еще с конструкциями, со спицами у меня дома. И вторая такая же собачка, которая была подброшена в клинику. У нее уже сняли конструкции, она, конечно, еще хромает, но ходит. Веселая, с огромными ушами, зовут ее Ушаня. Обе собаки молодые, очень доброжелательные. Они перенесли все трудности лечения, им делали больно, а они все это терпели. Замечательные, хорошие собаки. Если мы найдем им хозяев, то это будет самое великое дело. В приют, конечно, я их не могу отдать, потому что они еще слишком слабые, лучше бы прямо в дом, к хозяевам.
Если вы хотите помочь Рексу и Ушане, обращайтесь по телефону: 8 (905)-532-12-36 – Ирина. Или пишите на почту irina20_mva@list.ru

– Есть ли у Вас какая-то счастливая история, связанная с приютом?
– У нас почти все истории счастливые. Смысл в том, что мы, казалось бы, занимаемся таким узким делом, а оказывается, ничего подобного! Мы дружим с общественной организацией матерей, у которых детки проблемные, инвалиды. Они к нам приезжают в гости. День защиты ребенка мы провели вместе. У нас был огромный автобус, полный детей. Мы играли, у нас был квест по саду, они там с собаками занимались. То есть любое доброе дело не может быть обособленным. Отдавая этих собак, мы встречаем разных людей, с некоторыми из них у нас остаются теплые отношения. Мы дружим с жителями деревень Костромской области. Там живет чудесная девушка Таня, которая тоже помогает собакам, также она помогает жителям своей деревни. Она опекает клуб. Таня прилагает усилия для того, чтобы безнадежную, очень тяжелую жизнь этих деревень превратить в человеческую, потому что у нее доброе сердце. То есть, занимаясь хорошим делом, обрастаешь «добрыми связями». А человеку, я думаю, в жизни больше ничего и не надо. Счастливые истории нашего приюта – это счастливая жизнь.

– А что бы Вы пожелали нашим читателям?
– Чтобы у каждого был надежный друг.

Статья опубликована в февральском номере журнала «Друг» для любителей собак за 2016 год.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock
detector