Филатовская больница взрослая адрес и телефон

Филатовская больница взрослая адрес и телефон

Адрес и телефоны

Многоканальный номер для записи на консультации и обследования амбулаторно (по направлению и платно): 8 (499) 254-10-10.

Отмена амбулаторного приема по email: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
График открытия записи на консультации и исследования смотреть >>>.

Пункт неотложной травматологической помощи:

Отделение токсикологии:

КДЦ (Консультативно-диагностический центр):

Запись на консультации и обследования по направлению поликлиники по месту жительства (форма 057/у) и на платной основе:
8 (499) 254-10-10 (по рабочим дням с 8.30 до 18.00).

Консультативно-диагностический кабинет отделения кардиохирургии:
8 (499) 254-84-70 (по рабочим дням с 10.00 до 16.00)
8 (977) 692-52-85 (по рабочим дням с 12.00 до 16.00)
Записаться на осмотр «ON-LINE» >>>.
Смотреть порядок госпитализации в отделения кардиохирургии для ВМП.

Центр амбулаторной хирургии:

Запись на консультацию по направлению поликлиники по месту жительства (форма 057/у) и на платной основе —
хирурги, ортопеды, урологи, травматологи:

8 (499) 254-10-10 (по рабочим дням с 8.30 до 18.00).

Запись в педиатрическое отделение стационара дневного пребывания:
8 (499) 766-73-20 (по рабочим дням с 12.00 до 16.00).

Запись в криоцентр:

для первичных пациентов:
8 (499) 254-10-10 (по рабочим дням с 8.30 до 18.00).

для повторных пациентов:
8 (499) 254-78-73 (по рабочим дням с 9.00 до 10.00).

Запись в ортопедическое подразделение для повторных пациентов:
8 (499) 254-68-88 (пн., вт., чт.: 14.00-15.00).

Запись на консультацию в стационар кратковременного пребывания:
8 (499) 254-10-10, 8 (977) 692-52-70 (по рабочим дням с 9.00 до 18.00).

Лучевая диагностика:

КТ 8 (499) 254-10-10 (по рабочим дням с 9.00 до 18.00).
МРТ 8 (499) 254-10-10 (по рабочим дням с 9:00 до 18:00),
Rg 8 (499) 254-02-09 (по рабочим дням с 9:00 до 17:00).

Записаться на прочие исследования можно по телефону call-центра больницы: 8&nbsp(499)&nbsp254-10-10.

В случае проведения КТ или МРТ под наркозом, нужно иметь

  1. Если по ОМС – в направлении должно быть указано, что исследование проводится под наркозом.
  2. ЭКГ (действителен 30 дней).
  3. ОАК (общий анализ крови) (действителен 14 дней).
  4. Справка от врача-педиатра (форма 027-у)
  5. Подготовка: за 4 часа не кормить и не поить.
  6. Ребенок должен быть здоров.
  7. Если вы записаны на МРТ, то рекомендуем сразу сдать все «длинные» анализы (пункты 2-6), в некоторых случаях мы можем вызывать Вас пораньше, если будут освобождаться места

При наличии вопросов звонить анестезиологам по тел. 8 (499) 254-20-52 с 13.00. до 15.00.

Центр медицинской реабилитации:

Лаборатория:

8 (499) 254-21-10 (по рабочим дням с 9.00 до 15.00).

Поликлиника:

Регистратура (дети, проживающие по прикрепленным адресам (Пресненского района):
122 (по рабочим дням с 8.00 до 20.00), 8 (499) 254-68-92 (временный номер).

Вызов врача на дом:
122 (по рабочим дням с 8.00 до 14.00, сб-вс с 9.00 до 14.00), 8 (499) 254-68-92 (временный номер).

8 (495) 122-02-21 (для звонков из Московской области).

Запись в стоматологическое отделение:
8 (499) 254-19-20 (по рабочим дням c 9:00 до 17:00).

Отделение платных услуг:

Запись на платную госпитализацию:
8 (499) 254-06-51,
8 (499) 254-18-03> (по рабочим дням с 9.00 до 16.00).

Запись на платную консультацию:
8 (499) 254-10-10 — хирурги различных специальностей, консультанты педиатрического профиля, урологи, исследования (по рабочим дням с 8.30 до 18.00).

«Горячая линия», дежурный администратор:

Юридический адрес:

123001, г. Москва, ул. Садовая-Кудринская, д. 15.

Адрес электронной почты:

Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Половина сердца

Как детские кардиохирурги Филатовской больницы исправляют врожденные пороки сердца

О своих будущих пациентах врачи отделения кардиохирургии в Филатовской больнице порой узнают еще до их появления на свет, а операции проводят сразу после рождения. А бывает и так, что на переделку всей кровеносной системы и превращение «недосердца» в полноценный орган уходят годы. В десятилетнюю годовщину кардиохирургического отделения, с которым Русфонд сотрудничает с 2015 года (за это время собрано около 40 млн руб. на лечение 100 детей), мы решили посмотреть своими глазами на работу врачей.

«Смотреть там особенно нечего, минут 15 вам хватит», – суховато сказал заведующий отделением профессор Владимир Ильин. Операционный блок оказался совсем рядом – надо только пройти через несколько промежуточных помещений. В одном из них нас одели в голубые комбинезоны, шапочки и маски, в следующем – продезинфицировали.

Операция уже началась. Мы тихо вошли. В центре под яркими лампами неожиданно маленький стол, по бокам стоят плечом к плечу, загораживая то, что на столе, четыре человека в голубом. Один из них похож на насекомое: две лупы, приклеенные к стеклам очков, и длинный фонарик-хоботок между ними. Справа от этой группы стол с инструментами, еще более стерильный, чем все прочее в операционной. Слева кабина анестезиолога. Не знаю, как ее лучше назвать: иногда, когда садишься в самолет, дверь к пилотам приоткрыта, и у них там примерно так же – экраны, приборы, тумблеры и ручки со всех сторон. Край стола со стороны анестезиолога отгорожен от оперирующей бригады легкой тканью – и из-под нее высовывается морщинистая, удивительно крошечная детская головка с закрытыми глазами. Это пятидневный Никита.

После первого шока уже не страшно: всюду приборы, и подключенного к ним Никиту ты тоже воспринимаешь как механизм, которым можно управлять. По экранам бегут кривые давления Никиты во многих точках его сосудистой системы. Мы знаем точный состав выдыхаемого Никитой воздуха. Перед нами несколько больших электронно управляемых шприцев с препаратами: девушка-анестезиолог ведет тонкую настройку Никитиного организма, стерильным пальчиком нажимая то одну, то другую кнопку.

На полу рядом с нами низкая табуретка. Я встал на нее и заглянул за натянутую ткань. Там, посреди белых простыней, скрывающих все остальное, в небольшом углублении ритмично вздрагивает маленькое розовое сердце. Люди вокруг него кажутся одним восьмируким существом. Хирург с лупами на очках мягко, но очень решительно ощупывает сердце, приподнимает, почти переворачивает и прошивает маленькой кривой иглой, за которой тянется почти невидимая нить. Нить принимает рука ассистента (он напротив), мгновенно завязывает узел, протягивает руке операционной сестры – чик, кончики обрезаны. Хирург невнятно гудит из-под маски, но ассистент все понимает и сразу отсасывает трубкой скопившуюся красноватую жидкость, а сестра подает очередной инструмент.

Работа над ошибками

Если бы Никитой не занялись сразу после рождения, он бы довольно быстро умер. Природа кое-что перепутала в хитром механизме его сердца. Сначала расскажу, как все было задумано. Наше сердце состоит из двух половин – левой и правой (и там и там есть предсердие и желудочек). Между ними перегородка. Левая половина заведует большим кругом кровообращения: выталкивает кровь в аорту, откуда она расходится по всему телу. А возвращается кровь по венам уже в правую половину сердца, откуда по легочной артерии выталкивается в сторону легких. Из легких обогащенная кислородом кровь возвращается в левую половину и – цикл закончился – опять отправляется через аорту по большому кругу.

Вот так оно должно было работать. Но у Никиты удивительный механизм сломался задолго до рождения. Причем серьезно. Артерии поменялись местами, и получилось, что большой и малый круги – каждый сам по себе. Порок сердца находят примерно у 1% детей, родившихся живыми, Никитин вариант среди этого 1% совсем не редкость. У него отдавшая кислород кровь, вернувшись в сердце, отправляется не к легким за новым кислородом, а опять по всему телу, хотя отдавать ей уже нечего. А богатая кислородом кровь живет в своем ограниченном мирке: возвращается из легких в сердце и сразу же опять отправляется в легкие.

Чисто технически очень понятно, как починить сердечный мотор: надо его остановить, переставить два сосуда местами и снова запустить. Но завотделением Владимир Ильин очень не любит такие разговоры: все равно вы по-настоящему ничего не поймете. Чтобы получить право самостоятельно прикоснуться к живому человеческому сердцу, говорит он, кардиохирург должен не меньше десяти лет проработать за столом в качестве ассистента. А лучше – больше. Когда-то этот путь прошел он сам. Потом у него учился Олег Корноухов, оперирующий сегодня Никиту. Теперь Корноухов передает умения своему ассистенту. Ильин много лет руководил отделением кардиохирургии новорожденных и младенцев в Бакулевском центре, а в 2007-м пришел создавать такое отделение здесь, в Филатовской. То, о чем он мечтал, в огромном Бакулевском сделать было невозможно: «Здесь у нас в пределах отделения есть вся необходимая нам техника и все специалисты, – объясняет Ильин. – Не нужно ребенка везти в другие подразделения на анализы или консультации. И каждым пациентом занимается единая мультидисциплинарная команда врачей». Команда – это не просто несколько хороших врачей, говорит Ильин, надо уметь уважительно общаться, разрабатывать совместные подходы к лечению, углублять знания в смежных специальностях. То есть сработаться, найти свое место.

Хирург Оксана Калинина, до того занимавшаяся операциями на открытом сердце, в Филатовской полностью перешла на эндоваскулярные (внутрисосудистые): «Мы решили, что так правильнее, женщине все-таки тяжело жить в постоянном стрессе», – объясняет Калинина. А с двумя очень неплохими специалистами пришлось вообще расстаться, потому что не сработались, без лишних сантиментов вспоминает Ильин. Он не из тех, кто пытается изображать любезность и открытость. Профессор специализируется не на внешних коммуникациях, а на организации работы отделения. К нему многие перешли из Бакулевки, в свои 70 с небольшим он помнит, кажется, всех детей вместе с их диагнозами (400 в год), которые прошли через отделение. А еще у отделения финансирование в 17 раз меньше, чем у такого же в США, нет денег на уборщиц, нехватка места и куча других проблем, о которых, в принципе, не Ильину надо бы думать, но больше некому.

Остановка по требованию

А Никите между тем собираются остановить сердце. Оно пока бьется, но в сосуды возле него уже вставлены трубки с металлическими наконечниками, по ним кровь в обход сердца пойдет в аппарат внешнего кровообращения. Перфузиолог (специалист по искусственному кровообращению) подкручивает ручки своего аппарата, пластмассовые трубки наполняются кровью: начинается искусственное кровообращение. Осталось пережать сосуды и вызвать остановку сердца. Но как? В сердце вводят специальный раствор, блокирующий электрическую активность миокарда (мышечного слоя сердца). Препарат будет действовать примерно полтора часа. Синусоиды на экранах вытягиваются в прямые линии, сердце вздрагивает и останавливается. Побледневшее и опавшее, оно теперь как забытая кем-то тряпка посреди операционного стола.

В детском сердце все такое маленькое, что почти невозможно разглядеть, как отрезают и пришивают на другое место сосуды. И очень трудно поверить, что эти тонкие, почти прозрачные лоскутки, сшитые нитками, будут держаться и работать. Никитина поломка непроста в ремонте, но уж если все удалось, сердечный насос работает как новенький, будто его поменяли по гарантии. Другая распространенная неисправность поддается починке гораздо сложнее.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock
detector