Карта сайта

В Татарстане на заседании ведущие психологи обсудили проблему буллинга в республиканских школах

f5e1337e9fe01ec3c8cf0597d98ba631Ученик элитной казанской школы держал в страхе весь летний лагерь. В другой школе одноклассники довели ученицу до анорексии и попытки суицида. Об этих и других случаях травли подростков их ровесниками рассказали эксперты-психологи на дискуссионной площадке в КФУ.

В Татарстане нет практически ни одной школы с психологическим климатом высокого уровня благоприятности — с этого утверждения профессора кафедры общей психологии института психологии и образования КФУ, председателя регионального отделения Российского психологического общества Лилии Фахрутдиновой началось вчера заседание телеклуба КФУ на тему «Буллинг в школе. Что делать, если ребенка травят сверстники?».

- Более того, многие дети в школе находятся в состоянии экстремального выживания. То есть практически все школы республики — как простые, так и элитарные — этим страдают, - поделилась профессор Фахрутдинова результатами исследований, которые проводились ею совместно со студентами в течение 12 лет.

К схожим выводам пришли и сотрудники научно-образовательного центра педагогических исследований КФУ, которые в этом году исследовали три казанские школы.

- Во всех учебных заведениях был выявлен физический и психологический буллинг, а также моббинг — это игнорирование классом одного ученика, иногда даже бойкот, как в фильме «Чучело», - сообщила научный сотрудник центра Елена Семенова. По ее словам, травля продолжается и за стенами школы. Так, одна из учениц рассказала, что ее «зажимают» за гаражами…

- При этом мы столкнулись с тем, что взрослые почему-то закрывают на это глаза, - отметила молодая исследователь, не став, однако, вдаваться в подробности.

- В школах зачастую заминают эти малоприятные факты, замалчивают информацию, - считает Лилия Фахрутдинова. Одна из причин этого, по ее мнению, в том, что за детьми — инициаторами травли зачастую стоят богатые и влиятельные родители.

- Если раньше, в советское время, на буллинг школа активно реагировала: «Что вы делаете? Вам должно быть стыдно», то сейчас учителя больше заняты статистической работой, отчетами и, возможно, им просто не хватает времени на детей, - предположила профессор.

- Все говорят об исследованиях… А я в этом году ездила в элитный детский лагерь поработать психологом — и была в шоке! - переключила дискуссию с теории на практику клинический психолог Республиканской клинической психиатрической больницы им. Бехтерева, член Республиканского координационного совета педагогов-психологов при Минобрнауки РТ Людмила Невоструева. - Подростки там развлекались травлей одного мальчика. Просто зверски издевались над ним! Вожатые пытались как-то исправить ситуацию, селили этого мальчика в другие комнаты и так далее. Когда я спросила у ребят, почему они травят своего товарища, они ответили, что боятся, что тогда устроят травлю им. У них был неформальный лидер, ученик престижной казанской школы, который мне признался, что получает удовольствие от буллинга… К сожалению, об этой истории мне сообщили за день до завершения смены. Я с ними успела провести полдня: организатор буллинга умолял никому ничего не рассказывать о его делах, его подручные плакали. Но оказалось, что вся моя работа пошла насмарку, потому что в лагере появился сотрудник ПДН и сказал пострадавшему мальчику: «Ты виноват, что тебя били. Проси у них прощения. Звони своим родителям и скажи им, что у тебя со всеми хорошие отношения». В итоге обидчик остался в статусе победителя.

В похожем стиле нередко работают и школьные психологи, поддержала коллегу профессор Фахрутдинова:

- Я знаю вопиющий случай, когда в одной казанской школе психолог спросила у мальчика, которого травили в классе: «А чувствуешь ли ты свою вину в том, что ребята пинали твой портфель?» Некоторые учителя, обсуждая с классом случаи буллинга, также говорят: «Ребята, а может, он сам виноват, что вы к нему так относитесь?» То есть к травле подключается педагог.

Неудивительно, что иногда травля может продолжаться годами.

- У меня наблюдалась девочка, над которой в школе издевались больше пяти лет. Довели до анорексии и суицидальной попытки, - привела случай из практики Людмила Невоструева. - Когда появилась возможность перейти в другую школу, а в данном населенном пункте была только татарская, эта русская девочка за два месяца выучила татарский язык, лишь бы скрыться от преследователей. И представляете, стала там сразу хорошисткой, переборола свой страх отвечать у доски… Я как человек, много работавший и в школах, и в вузах, хочу сказать: мы стали эмоционально холодными, не замечаем, что происходит вокруг нас.

Доцент кафедры дошкольного и начального образования института психологии и образования КФУ Рамиль Гарифуллин считает, что зачинщиками буллинга обычно становятся «невротические дети с социальным интеллектом», то есть умеющие управлять группой, чувствовать ее, тогда как у «незрелых» учителей этот интеллект отсутствует.

Источник:  «Я — родитель».